АВТОРА!

Удастся ли новым людям сотворить мини-революцию в белорусском АПК?


Вы по-прежнему считаете, что белорусский агросектор – это законсервированная постсоветская колхозная реальность, в которой нет места чему-то новому, прогрессивному? Тогда – ошибаетесь!

Да, конечно, этот сектор экономики и большой, связанный с ним, социальный пласт остается под сильным влиянием государства, а его аграрная политика остается неизменной. Во всяком случае, в главных акцентах: отказе от частной собственности на земли сельхозназначения и культивировании устаревших методах управления отраслью.

Однако в последнее время в белорусский агросектор стали приходить, скажем так, не совсем типичные для него действующие лица. Как правило, связано это с реализацией крупных или даже не очень крупных   инвестпроектов на селе – в растениеводстве, животноводстве, том же набирающем ход органик производстве. Вот и появляются на авансцене молодые, энергичные, дипломированные (причем, далеко не всегда – с корочками агровузов) ребята. Их-то никак нельзя упрекнуть в той самой консервации устаревшей аграрной парадигмы.

Но какие у приходящих цели? Действительно ли с их помощью осуществляется приток свежей мысли, прорывных идей? Как, вообще, оценивают атмосферу, в которую их занесло?.. Обо всем этом довелось поговорить не так давно с представителем новой прослойки в агросекторе – Николаем. Собеседник, который занимается реализацией пока небольшого фермерского проекта на Брестчине (по выращиванию черешни), оказался на одном из семинаров в Институте плодоводства НАН Беларуси неслучайно. Естественно, его больше интересовали наработки ученых по черешне, но и про другие ягодные, косточковые культуры слушал внимательно и вдумчиво.

Кто мы? Наверное, в первую очередь – люди, пришедшие для того, чтобы, работая на селе, извлекать прибыль, – говорит Николай. – На данном временном отрезке не хотел бы углубляться в подробности реализации нашего проекта: рассказывать о каких-то технологических моментах, выборе сортов. Возможно, время поделиться с прессой наработками придет в следующем году или даже позже. (Не хочется, ко всему прочему, раскрывать все задумки, а то могут и перехватить, что в бизнесе не совсем желательно). Просто скажу так: в Беларуси уже есть первое предприятие, занимающееся выращиванием черешни, используя западноевропейские технологии.

– Но почему – как перспективный проект, так сразу же с использованием нездешних технологий? – ловлю собеседника на слове.  – Это, вообще, чем-то оправданно? Или просто – ваше стремление как можно быстрее извлечь прибыль рулит? А с помощью, допустим, наработок отечественных ученых, технологов – не выйдет?

В ответ Николай приводит свой аргумент. Вся соль в том, что задача тех же ученых-плодоводов – в первую очередь поддерживать жизнедеятельность непосредственно института.

Неужели нет никакой пользы для вас от их работы?

Тут мы с вами начинаем говорить с разных точек зрения… Польза для меня выражается в деньгах. Почему, к примеру, закупаю саженцы в Польше (с огромными проблемами, кстати)? Все элементарно: такие приобретения, в отличие от местных, практически на сто процентов гарантируют мне хороший доход, и довольно скоро. Ни в коем случае не хочу сказать, будто бы здесь не нужна своя агронаука. Нужна! Однако она должна быть больше ориентирована на прибыль, а не на деятельность ради некой деятельности, – рассуждает Николай. – Пока наши ученые занимаются по больше части тем, что интересно им самим, а не тем, что принесет прибыль агрокомплексу.

Причинные корни такого положения, считает собеседник, – в самом статусе институтов, НПЦ. Они фактически – бюрократические госструктур.

Не несут серьезной ответственности за расходование бюджетных средств, – добавляет собеседник. – Им дают деньги – вот и развлекаются. А вот если бы привязать ученые изыскания к практической пользе, востребованности, экономической эффективности… Как это функционирует на западе, и обеспечивает, между прочим, ажиотажный спрос на разработки тех же авторитетных научных станций. Чего не наблюдается по отношению к результатам трудов отечественных ученых, увы. По сути, единственное, что могу получить на сегодня от белорусских агронаучных деятелей, – оперативные, быстрые консультации по тем или иным моментам, тонкостям производственным, технологическим. На мой взгляд, этого мало, если говорить о серьезном эффекте от науки… 

По своему образованию Николай – специалист по международной торговле.

Вас интересует, почему люди, подобные мне, потянулись в сельское хозяйство? – говорит собеседник (наше общение состоялось до президентских выборов и последовавших за ними бурных общественно-политических процессов. – Прим. авт.). – Неужели не можем найти себе применение где-то еще, кроме АПК? На мой субъективный взгляд, такой приход свидетельствует о неизбежности перемен. Они грядут! Верю в это. Был Советский Союз. Многим казалось – вечная империя с бесконечными съездами партии. А потом вдруг, в течение считанных месяцев, вроде бы колосс рассыпался с таким грохотом и с таким последствиями, которые ощущаются до сих пор… Поначалу даже не все поняли, что произошло.

Если возвращаться к нашим реалиям… Экономика рано или поздно заставит пойти на перемены. Да, возможно, по местным меркам они будут революционными. Появится, наконец, частная собственность на землю. И те, кто до этого момента успеет заняться выращиванием перспективных культур на земле, при наличии частной собственности на землю окажется в выигрыше.

Явно – в большем, чем сейчас, ибо, по словам Николая, он и ему подобные ребята многое бы отдали за возможность получить в собственность вожделенные гектары. Это – база, на которой стоит весь мир. Земля – главный актив, привлекающий энергичных, образованных, предприимчивых людей вроде Николая. К слову, человека, знающего несколько иностранных языков и потратившего два года жизни на изучение вопроса, составление бизнес-плана и другие подготовительные мероприятия для вхождения на агрорынок (пусть и несколько своеобразный, как у нас).

– Могу ли я разочароваться? Спорно! По натуре своей я человек очень упорный. А, поверьте, если б занимался непосредственно по профилю своего образования – международной торговлей, упорства в достижении поставленных целей понадобилось бы не меньше, чем при вхождении в агробизнес, – поясняет Николай. – Знаете, в наших реалиях лучше всего выработать такую позицию: опора – только на собственные силы. Государства, как такового, лично для меня практически не существует. Но это вовсе не означает, что мне, как и другим коллегам, оказавшимся в АПК, не видится необходимость перемен в государственно-властном механизме.

По словам собеседника, он регулярно наведывается в Польшу, где живут родственники. Видит, как идут дела у мелких аграриев, фермеров в стране-соседке. Она стремительно ворвалась в число самых передовых аграрных держав Европы. А что же мы?

Не хуже имеем потенциал, но он не раскрыт и близко, – уверен Николай. – Но почему бы не попробовать на своем личностном уровне что-то не продемонстрировать? Не добиться достойных результатов? Собственно, такое соображение и стало толчком к моему приходу в АПК. Если поляки смогли застолбить за собой долю рынка Европы по черешне в размере 70 процентов, то почему не можем мы, ведь расстояние между нами – всего-то 150 км?! Кроме того, у нас еще Таможенный союз – с рядом преимуществ, возможностей.

Можете кратко сформулировать главные проблемы нашего АПК, тормозящие его развитие? – интересуюсь напоследок у собеседника.

Отсутствие образованных людей, желания у кадров на местах что-то двигать более энергично. Отсутствие инициативы… Очень мало по-прежнему частников на селе, которые способны что-то сделать. Ведь   реализовать какую-то задумку проще, если ты сам этого хочешь, а не потому, что получил команду. Бить корову палкой и ждать от нее больше молока – мягко говоря, неразумно. А у нас примерно по такому принципу власть пытается совершенствовать АПК.

Конечно, земельный вопрос – непрост. Лично я решал его в течение года, и для этого пришлось приобрести совершенно не нужную мне ферму. Во всяком случае, на тот момент она была обременением. Пришлось на это пойти. Правда, удалось за счет такого шага получить очень хорошую землю, по сравнению с теми гектарами, которые нередко получают в Беларуси фермеры, – подытожил Николай.  

Фото автора    


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Зенон ЛОВКИС, генеральный директор НПЦ НАН Беларуси по продовольствию:

    – Если Постановление Совета Министров Республики Беларусь № 961 от 31.08.2005 г. «Об утверждении Положения о порядке разработки и выполнения научно-технических программ и признании утратившими силу некоторых постановлений Совета Министров Республики Беларусь и их отдельных положений» продолжит работать так, как сейчас, – аграрной науки просто не будет…

    ЦИФРА

    958 хозяйств

    получили государственную поддержку на общую сумму более 8,5 млн. рублей в рамках реализации Государственной программы развития аграрного бизнеса Республики Беларусь на 2016–2020 годы.

    ГЛАС(З) НАРОДА

    В сельский дом въехала ракетная установка. Что будет дальше?

    Хозяйка деревенского дома, в который утром 5 апреля врезался ракетный комплекс, 85-летняя Анна Николаевна пока переехала к дочери в Осиповичи. Сын женщины разбирается с последствиями произошедшего. Леонид рассказал TUT.BY, что военные начнут ремонтные работы 8 апреля – и планируют завершить все за 10 дней. При этом общая сумма нанесенного ущерба пока не известна.

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)